Как рождались гипнороды

В июне 1954 года мне был 21 год, и я была уверена, что передо D мной открыт весь мир. В 1955-м я окончила небольшой учительский колледж в Плимуте (Нью-Хэмпшир) и уже подписала контракт на преподавание осенью. Теперь, с дипломом в руках, я чувствовала, что приблизилась к воплощению своей детской мечты: я буду учителем.
Неделю спустя я вышла замуж. Это был сказочный роман двух влюбленных старшеклассников. Я обрела сразу две новых, меняющих всю мою жизнь, роли. Но почему бы, собственно, и нет?
В сентябре я начала преподавать и чувствовала, что нашла собственную нишу в жизни, которая до конца моих дней будет принадлежать мне. Мой муж демобилизовался из армии в конце осени того же года, и мы начали совместную жизнь в маленьком бревенчатом городке у подножия Белых гор в Нью-Хэмпшире.
В январе у меня не пришли месячные. Я была уверена, что это связано с моим бронхитом, которым я переболела месяцем раньше. Я не могла быть беременна.
Беспокоясь о том, как вернуть свое здоровье в нормальное русло, я записалась к нашему семейному доктору. Диагноз, который он поставил мне на приеме после сдачи анализов, поверг меня в шок. Я была беременна.
В тот момент ни один из нас не думал о том, чтобы завести ребенка. Мой муж только что поступил в колледж по льготе для демобилизованных. Я была поглощена подготовкой уроков и вживанием в новую роль начинающего учителя. Мы так мало были замужем, что даже не успели обставить как следует маленькую однокомнатную квартирку, которую только что сняли. Меня не тошнило с утра, я совсем не поправилась и с моим аппетитом не произошло никаких причудливых изменений. Мы просто не могли сейчас завести ребенка! Только не сейчас!
В течении нескольких дней я боролась с искушением пойти к доктору и убедить его в том, что это всего лишь мой бронхит, который продолжает атаковать мое тело, и я все-таки не беременна.
Но однажды утром я проснулась от какого-то удивительного теплого свечения вокруг меня. И где-то глубоко внутри себя я слышала голос, который повторял: «У меня будет ребенок». Я почувствовала такое радостное возбуждение, которое не было похоже ни на что происходившее со мной раньше. И это состояние мне понравилось. Я не знаю, откуда оно возникло, но с того самого момента я полностью отдалась ощущению чего-то удивительного, что происходило внутри меня. Меня захватили мысли о своей беременности и нашем будущем малыше.
Я решила, что у меня не будет «обычной беременности», состоящей из жалоб на боли в спине, раздутые ноги и так далее в том же духе, чем обычно запоминаются беременности. И мои роды не будут уступкой наркотическому облегчению, после которого не остается никаких воспоминаний о самом событии. Исходное убеждение, что роды по своей природе являются болезненным испытанием, было для меня совершенно неприемлемо. Я не могла поверить в то, что Бог, который создал столь совершенное человеческое тело, не позаботился о действенной системе воспроизводства потомства. У меня было довольно много оснований не принимать идею болезненных родов. Почему две пары мышц матки — это единственные мышцы в человеческом организме, которые не могут работать нормально при нормальных условиях? Почему другие, более простые живые организмы получили благословение на мягкое, спокойное рождение потомства, в то время как мы, высочайшие творения Господа Бога, обречены на страдания? И почему в некоторых культурах женщины способны на безболезненные, счастливые роды? Разве нас, современных западных женщин, Бог любит, радует и благословляет меньше других? Все это уже тогда совершенно не укладывалось у меня в голове.

 
r160.jpg
Пользователи : 1
Статьи : 573
Просмотры материалов : 1539557



Сейчас 101 гостей онлайн